Гриневская. отозвалось.

26/4/2017
***
Ведь ты обещала меня /у/беречь.
Я маленький рыцарь,
безумнейший горец,
и ты – как ребёнок,
увидевший море
впервые. Наученный
редкостью встреч,
я мучаю память
картинками каждой,
бессмертие – вижу,
считаю шаги.
Подаренный трижды,
потерянный дважды,
уже не теряюсь.
Но ты – береги.
***
Улыбка богаНам, видно, нельзя без трагедий, родная,
и мне погибать в тишине обоюдной,
беречь теплоту, ни в кого не играя,
и крошку-жирафа в кармане нагрудном. Мы станем счастливее; вряд ли добрее,
но как-то внимательней; может быть, меньше:
ведь мы малыши, мы и сами сумеем
протопать по жизни, не вырасти в женщин, воюющих с возрастом. Я колыбельных
и сказок тебе напишу сколько хочешь.
Нам нужно: одно одеяло /метели?
дожди?/ и уютные тихие ночи. И мы прошагаем так много дорожек,
так много проедем, так много увидим…
За это – сдаюсь /долюбившись до дрожи/ –
я в нашей войне за любовь безобиден.  

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *